Установление факта нахождения на иждивении судебная практика

Сегодня предлагаем вашему вниманию статью на тему: "Установление факта нахождения на иждивении судебная практика" с комментариями знающих людей. В случае возникновения вопросов предлагаем обратиться к нашему дежурному консультанту.

Дело № 33-343/2015

33 — 343 судья Панкин Д.Н.

18 февраля 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда в составе:

председательствующего: Платоновой И.В.,

судей Красавцевой В.И., Споршевой С.В.,

при секретаре: Канунниковой А.О.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению Царевой Л.Г. об установлении факта нахождения на иждивении с апелляционной жалобой Царевой Л.Г. на решение Спасского районного суда Рязанской области от 02 декабря 2014 года, которым постановлено:

Отказать в удовлетворении заявления Царевой Л.Г. об установлении факта нахождения на иждивении мужа ФИО1, умершего 16 мая 2014 года.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Красавцевой В.И., объяснения Царевой Л.Г. поддержавшей доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

Установить данный факт во внесудебном порядке не представляется возможным.

Просила установить факт своего нахождения на иждивении умершего мужа ФИО1 с 24.07.2002г. до 16.05.2014г.

Решением Спасского районного суда Рязанской области от 02 декабря 2014 года Царевой Л.Г. отказано в удовлетворении заявленных требований.

В апелляционной жалобе Царева Л.Г. просит отменить решение суда как незаконное и необоснованное, принять новое решение об удовлетворении заявленных требований. Полагает, что выводы суда, изложенные в обжалуемом решении, сделаны без учета всех обстоятельств дела и действующего законодательства.

Проверив законность и обоснованность постановленного решения, судебная коллегия полагает, что оно подлежит отмене по следующим основаниям.

В силу положений ч. 1 ст. 195 ГПК РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. №23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59-61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п.3).

Принятое судом первой инстанции требованиям законности и обоснованности не отвечает, так как постановлено с нарушением норм материального права, выводы, изложенные в решении, не соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, Царева Л.Г. является вдовой ФИО1, 1950 г.р., умершего 16.05.2014г., являвшегося участником ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, инвалидом 2-й группы, пенсионером по старости. Царева Л.Г. является пенсионером по старости, инвалидом 2-й группы. На момент смерти ФИО1 супруги Царевы проживали совместно в с.Панино Спасского района Рязанской области.

На момент смерти ФИО1 имел следующий доход: пенсия по старости в размере рублей копеек, ЕДВ по инвалидности 2-й группы – рублей копейка, дополнительное ежемесячное материальное обеспечение (ДЕМО) – рублей; ЕДК на приобретение продовольственных товаров – рубля копеек; ЕДК в возмещение вреда – рубля копеек.

Царева Л.Г. на момент смерти супруга ФИО1 имела следующий доход: пенсия по старости рубль копейки, ЕДВ по инвалидности 2-й группы рублей копеек.

Также судом установлено, что в феврале 2012г. ФИО1 был получен потребительский кредит в ОАО «Сбербанк России» на сумму рублей, размер ежемесячных платежей ФИО1 в счет погашения кредита составлял рублей.

В силу п.15 ст.14 Закона РФ от 15.05.1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» гражданам, получившим или перенесшим лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы или с работами по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС и инвалидам вследствие чернобыльской катастрофы гарантируется ежемесячная денежная компенсация в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. В случае смерти граждан, ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, право на ежемесячную денежную компенсацию, предусмотренную пунктом 15 части первой настоящей статьи, распространяется на нетрудоспособных членов семьи, находившихся на иждивении указанных граждан. Выплата ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной пунктом 15 части первой настоящей статьи, производится органами социальной защиты населения или иными государственными органами в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Согласно ч.1 ст.41 указанного закона право на ежемесячную компенсацию за потерю кормильца — участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС имеют нетрудоспособные члены семьи, бывшие на его иждивении.

На основании п.2 Порядка выплаты ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью граждан в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 21.08.2001 года №607, денежная компенсация выплачивается нетрудоспособным членам семьи, находившимся на иждивении умершего инвалида.

Положения Закона РФ от 15.05.1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» не содержат определения понятий «иждивение» и «нетрудоспособный член семьи». Они раскрываются в других федеральных законах, использование которых для уяснения смысла этих понятий является общим правилом.

Для раскрытия смысла «иждивение» подлежит применению ст.7 ФЗ от 24.06.1998г. №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», согласно которой, право на получение выплат случае смерти застрахованного может быть предоставлено по решению суда нетрудоспособным лицам, которые при жизни застрахованного имели заработок, в том случае, когда часть заработка застрахованного лица являлась их постоянным и основным источником средств к существованию.

Аналогичная позиция содержится в ст.9 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», где определяется, что члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 года № 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», право на получение страховых выплат в связи со смертью застрахованного может быть предоставлено и в том случае, если решением суда будет установлено, что при жизни застрахованный оказывал нетрудоспособным лицам постоянную помощь, которая являлась для них постоянным и основным источником средств к существованию, несмотря на имеющийся у этих лиц собственный доход.

При этом Конституционный Суд РФ в Определении от 30.09.2010 года №1260-О-О указал на то, что факт нахождения на иждивении либо получения существенной помощи от умершего супруга может быть установлен как во внесудебном, так и судебном порядке путем определения соотношения между объемом помощи, оказываемой погибшим супругом, и собственными доходами иждивенца, и такая помощь может быть признана постоянным и основным источником его средств к существованию.

Читайте так же:  Российское гражданство по программе переселения соотечественников

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что заявителем Царевой Л.Г. не представлено достаточных доказательств для установления факта нахождения ее на иждивении ФИО1. При этом, по мнению суда первой инстанции, получение ФИО1 при жизни ежемесячных сумм на приобретение продовольственных товаров, на возмещение вреда здоровью, дополнительного ежемесячного материального обеспечения, единой денежной выплаты по инвалидности 2-й группы, а соответственно увеличение его дохода по отношению к доходам заявительницы, не свидетельствует о том, что данные выплаты являлись содержанием, в том числе и Царевой Л.Г., поскольку указанные выплаты были связаны с личностью ее супруга и были направлены на социальную реабилитацию ФИО1, были необходимы для поддержания его здоровья и жизнедеятельности.

Между тем, судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда по следующим основаниям.

Конституция Российской Федерации, провозглашая Россию социальным государством, в котором охраняются труд и здоровье людей (статья 7), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, предусмотренных законом (статья 39, часть 1), и относит установление пенсий, пособий и других видов социального обеспечения к полномочиям законодателя (статья 39, часть 2).

Предоставление права на получение выплат в случае смерти лица, являвшегося участником ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС предусмотрено статьей 41 Закона РФ от 15 мая 1991г. № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и обусловлено необходимостью поддержания стабильности их имущественного положения как лиц, получавших существенную материальную поддержку от умершего и объективно, в силу нетрудоспособности, не могущих компенсировать ее потерю за счет собственных ресурсов.

Поскольку судом первой инстанции бесспорно установлен факт совместного проживания супругов Царевых и ведение ими совместного хозяйства, факт нетрудоспособности Царевой Л.Г., учитывая, что оказываемая умершим супругом помощь значительно превышала собственные доходы Царевой Л.Г., являлась постоянным и основным источником ее средств к существованию, заявленные требования являются законными и обоснованными, подлежат удовлетворению.

Определив соотношение между объемом помощи, оказываемой истцу умершим супругом за счет его доходов, и ее собственным доходом, судебная коллегия признает такую помощь ФИО1 постоянным и основным источником средств существования Царевой Л.Г., в котором она нуждалась и которая значительно превышала получаемой истцом доход.

Учитывая изложенное, судебная коллегия полагает, что выводы суда первой инстанции, изложенные в решении, не соответствуют установленным по делу обстоятельствам и основаны на неправильном применении норм материального права.

Кроме того, отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции указал на то, что истица не доказала факт расходования средств, получаемых ее супругом, на свои нужды.

Между тем, судом первой инстанции не было учтено, что в соответствии с положениями статей 34 и 35 Семейного кодекса Российской Федерации определяется понятие совместной собственности супругов, куда входят и полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие).

При этом владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Таким образом, выводы суда первой инстанции о том, что Царева Л.Г., находясь в браке с ФИО1 и осуществляя совместное расходование денежных средств, само по себе не доказывает факт нахождения заявителя на иждивении супруга, являются ошибочными и противоречащими положениям действующего законодательства.

Учитывая изложенное, судебная коллегия признает решение суда первой инстанции незаконным, принятым с существенным нарушением норм материального права и подлежащим отмене, с вынесением нового решения об удовлетворении исковых требований Царевой Л.Г., установив факт нахождения последней на иждивении своего супруга Царева В.П. на момент его смерти.

На основании изложенного, руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Спасского районного суда Рязанской области от 02 декабря 2014 года отменить.

Постановить по делу новое решение, которым заявление Царевой Л.Г. об установлении факта нахождения на иждивении удовлетворить.

Установить факт нахождения Царевой Л.Г. на иждивении мужа ФИО1, умершего 16 мая 2014 года.

Установление факта нахождения на иждивении судебная практика

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

город Мурманск *** года

Первомайский районный суд города Мурманска в составе председательствующего судьи Никитиной Т.Ф.,

при секретаре Мелковской А.М.,

с участием заявителя ФИО2,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению ФИО2 об установлении факта нахождения на ее иждивении ФИО1,

ФИО2 обратилась в суд с заявлением об установлении факта нахождения на ее иждивении сына — ФИО1, *** года рождения.

В обоснование своих требований указала, что ее сын является инвалидом с детства второй группы инвалидности третьей степени ограничения способности к трудовой деятельности, в связи с чем, находится на ее иждивении. Она назначена опекуном над своим сыном. Установление факта нахождения на ее иждивении дочери ей необходимо для получения надбавки к базовой части трудовой пенсии.

В судебном заседании ФИО2ФИО3свои требования поддержала по основаниям, изложенным в заявлении, дополнительно пояснив, что сын по решению суда признан недееспособным, получает пенсию по инвалидности. Вместе с тем она содержит сына, приобретает ему одежду, обувь, продукты питания.

Представитель заинтересованного лица ГУ УПФ РФ в Первомайском округе города Мурманска в судебное заседание не явился, просит рассмотреть заявление в его отсутствие, представил отзыв, в котором против установления судом факта нахождения на иждивении возражений не имеет.

Выслушав заявителя, исследовав материалы дела, Суд считает заявление подлежащим удовлетворению.

В соответствии со ст.264 ГПК РФ суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций.

Как установлено в судебном заседании, ФИО1, *** года рождения является сыном ФИО2, что подтверждается свидетельством о рождении л.д.10/.

Согласно справке № *** ФИО1 является инвалидом с детства второй группы инвалидности третьей степени ограничения способности к трудовой деятельности бессрочно л.д.7/.

Решением Первомайского районного суда города Мурманска от *** года ФИО1 признан недееспособным л.д.5/.

Распоряжением Управления социальной защиты населения комитета по труду и социальному развитию Мурманской области по городу Мурманску № ***П от *** года ФИО2 назначена опекуном над совершеннолетним недееспособным ФИО1, *** года рождения л.д.6/.

Согласно справке, представленной ГУ УПФ РФ в Первомайском округе города Мурманска, ФИО1 является получателем социальной пенсии по категории «инвалид с детства», в соответствии со ст.11.1 Федерального закона от *** года № ***ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в РФ». Пенсия установлена с *** года.

Читайте так же:  Разрешение на строительство выдается органом местного самоуправления

Установлено, что ФИО1 проживает совместно со своей матерью, ФИО2 является пенсионеркой, не работает, так как сын нуждается постоянно в постороннем уходе.

В судебном заседании также установлено, что заявитель несет расходы по содержанию ФИО1, приобретает для последнего одежду, обувь, предметы быта и обихода, продукты питания.

Оценив исследованные доказательства, суд приходит к выводу о том, что ФИО1 находится на иждивении своей матери ФИО2, поскольку он является получателем социальной пенсии, которая ниже прожиточного минимума, установленного в Мурманской области и, учитывая расходы на приобретение ему одежды, питания, помощь со стороны матери является постоянным источником существования ФИО1

В соответствии с п.4 статьи 14 Федерального Закона № ***ФЗ от *** года «О трудовых пенсиях в РФ» лицам, на иждивении которых находятся нетрудоспособные члены семьи, указанные в подпунктах 1, 3 и 4 пункта 2 и пункте 3 статьи 9 настоящего Федерального закона, фиксированный базовый размер страховой части трудовой пенсии по старости устанавливается в повышенном размере.

Статьей 9 п.2 Федерального Закона № ***ФЗ от *** года «О трудовых пенсиях в РФ» предусмотрено в числе нетрудоспособных членов семьи также дети, старше возраста 23 лет, если они до возраста 18 лет стали инвалидами.

Согласно п.3 ст.9 вышеуказанного закона, члены семьи признаются состоящими на его иждивении, если они находились на полном его содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.

Иждивение нетрудоспособных детей старше 18 лет должно быть подтверждено документально.

В соответствии с п.41 Перечня документов, необходимых для установления трудовой пенсии, утверждённого Постановлением Министерства Труда и социального развития РФ и ПФ РФ от *** года № ***па, факт нахождения на иждивении нетрудоспособных членов семьи подтверждается справкой жилищных органов или органов местного самоуправления, справками о доходах всех членов семьи и иными документами, содержащими требуемые сведения, а в необходимых случаях — решением суда об установлении данного факта.

Таким образом, Суд считает установленным, что ФИО1 находится на иждивении своей матери ФИО2 Получаемая от матери помощь является постоянным источником средств к его существованию.

Установление факта нахождения на иждивении имеет для заявителя юридическое значение, поскольку позволит реализовать ее право для назначения базовой части пенсии, с учетом одного иждивенца, установить иным путем данный факт невозможно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198, 268 ГПК РФ суд,

Установить факт нахождения ФИО1, *** года рождения на иждивении своей матери — ФИО2, *** года рождения.

Решение может быть обжаловано в Мурманский областной суд через Первомайский районный суд города Мурманска в течение 10 дней.

Решение может быть обжаловано в суд надзорной инстанции в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу при условии, что заинтересованными лицами были исчерпаны иные способы обжалования решения до дня его вступления в законную силу.

Председательствующий судья подпись Т.Ф.Никитина

Судья Т.Ф. Никитина

Секретарь А.М. Мелковская

Справка: решение не вступило в законную силу *** года

Дата опубликования: 10 января 2013 г.

Верховный Суд Республики Башкортостан

06 декабря 2012 года город Уфа

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:

председательствующего Нурмухаметовой Р.Р.

судей Батршиной Ю.А. Портянова А.Г.

при секретаре Т

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Л.И.В., Л.Е.В. на решение Орджоникидзевского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 16 октября 2012 года, которым постановлено:

Установить факт нахождения Ю.А.Е., на иждивении Л.В.Н., умершего . года.

Включить Ю.А.Е. в круг наследников Л.В.Н., умершего . года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Башкортостан Портянова А.Г., судебная коллегия

Видео (кликните для воспроизведения).

у с т а н о в и л а:

Ю.А.Е. обратилась в суд с иском к Л.И.В., Л.Е.В., М.Е.В. об установлении факта нахождения на иждивении, включении в круг наследников.

Заявленные требования Ю.А.Е. мотивировала тем, что . года умер Л.В.Н., с которым с . года года Ю.А.Е. состояла в фактических брачных отношениях. После его смерти осталось имущество в виде нежилых помещений по . коттеджа в . Все имущество приобреталось и строилось во время их совместного проживания. Наследниками к имуществу умершего Л.В.Н. являются его дети: Л.И.В., Л.Е.В. и М.Е.В.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Л.И.В., Л.Е.В. ставят вопрос об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения представителя Л.Е.В. – Я, поддержавшую доводы жалобы и полагавшую решение подлежащим отмене с принятием нового решения об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований, Ю.А.Е. и ее представителя Р, полагавших решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

[3]

В силу ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 23 от 19 декабря 2003 года, решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В силу ч.1 ст.330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Однако, выводы суда первой инстанции, изложенные в решении суда, не соответствуют обстоятельствам дела.

Как усматривается из материалов дела, сторонами также не оспаривалось, Л.В.Н. и Ю.А.Е. находились в фактических брачных отношениях. Брак в органах загс зарегистрирован не был.

Читайте так же:  Установка индивидуального счетчика отопления в многоквартирном доме

. года Л.В.Н. умер, что подтверждается свидетельством о смерти №. от . года.

Наследниками по закону первой очереди после смерти Л.В.Н. в соответствии со ст. 1142 ГК РФ являются его дети: Л.И.В., Л.Е.В., М.Е.В. Завещания Л.В.Н. не составлял.

Ю.А.Е., претендуя на долю наследственного имущества, ссылалась на то, что находилась на иждивении Л.В.Н.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Ю.А.Е. об установлении факта ее нахождения на иждивении, включении в круг наследников, суд первой инстанции исходил из того, что с . года Ю.А.Е. находясь с Л.В.Н. в фактических брачных отношениях, на его иждивении, получала от Л.В.Н. содержание, которое было основным и постоянным источником средств ее существования.

Судебная коллегия не может согласиться с такими выводами суда.

Пункт 2 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ предусматривает возможность установления факта нахождения на иждивении. Установление факта нахождения лица на иждивении умершего имеет значение для получения наследства, назначения (установления) пенсии или возмещения вреда.

В силу ст. 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону.

В соответствии со ст. 1148 ГК РФ к наследникам по закону относятся граждане, которые не входят в круг наследников, указанных в статьях 1142 — 1145 настоящего Кодекса, но ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним. При наличии других наследников по закону они наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию.

В тех случаях, когда заявитель имел заработок, получал пенсию, стипендию и т.п., суду необходимо выяснять, была ли помощь со стороны лица, предоставлявшего содержание, постоянным и основным источником средств к существованию заявителя (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР N 9 от 21 июня 1985 г. «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение»).

Действующее законодательство определяет понятие иждивения в ч.3 ст.9 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации, которая гласит, что члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.

По данному делу исходя из целей подачи заявления об установлении юридического факта нахождения на иждивении и с учетом подлежащих применению норм материального права одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств являлось выяснение того, была ли материальная помощь, получаемая Ю.А.Е. от Л.В.Н. в период их совместного проживания на протяжении не мене одного года до смерти Л.В.Н., постоянным и основным источником средств к существованию Ю.А.Е.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений.

Как следует из материалов дела, в юридически значимый период Ю.А.Е. получает пенсию по старости с . года, за год, предшествующий смерти Л.В.Н. размер ее среднемесячной пенсии составил сумму в размере . руб.

Л.В.Н. с . года также получал пенсию, которая за год до смерти с учетом пособия составила сумму в размере 9350,37 руб. в месяц.

Из материалов дела также следует, что Л.В.Н. имел в собственности недвижимое имущество, которое сдавал в аренду.

Вместе с тем, каких-либо доказательств, позволяющих сделать вывод о том, что доходы, получаемые при жизни Л.В.Н., в том числе от аренды нежилых помещений, направлялись на содержание Ю.А.Е. и таким образом являлись постоянным и основным источником средств к существованию последней в материалах дела не содержится.

Так, согласно договору аренды нежилого помещения, находящегося в собственности арендодателя от . года, Л.В.Н. (Арендодатель) передал в аренду ООО . (Арендатор) нежилое помещение по адресу: . общей площадью 105 кв.м. с оплатой ежемесячных арендных платежей в размере . руб.

Однако, указанный договор не является доказательством нахождения Ю.А.Е. на иждивении Л.И.В., поскольку он заключен . года, т.е. за два месяца до смерти Л.В.Н.

Более того, доказательств, подтверждающих, что получаемые денежные средства по указанному договору были затрачены на содержание Ю.А.Е., истцом не представлено.

Таким образом, ссылка истца на договор аренды нежилого помещения, находящегося в собственности арендодателя от . года, не относятся к годичному периоду до смерти наследодателя, в силу чего, не имеет правового значения для рассматриваемого спора.

Кроме того, из справки, выданной ООО . следует, что денежные средства, полученные за аренду находящегося в собственности арендодателя помещения, выплачивались арендодателю Л.В.Н. лично. Однако, несколько раз арендная плата по просьбе Л.В.Н. выдавалась и Л.И.В.

Представленные суду копии ведомостей о выплатах по договору аренды с Л.В.Н. за . года также не свидетельствуют о том, что указанные денежные средства или их часть были затрачены на содержание и оказание помощи Ю.А.Е.

Из расходных ордеров, заверенных подписью директора, печатью предприятия также усматривается, что денежная сумма на основании аренды в . года была выдана Л.И.В.

Ссылку суда на показания свидетелей С, Ш.Р.М. Н, Х, Г, как на подтверждающие доводы истца о ее нахождении на иждивении Л.В.Н. нельзя признать состоятельной, поскольку указанные свидетели лишь подтвердили, что Л.В.Н. и Ю.А.Е. проживали совместно, вели общее хозяйство. Вместе с тем, в них не содержится данных о том, что ежемесячные арендные платежи, получаемые Л.В.Н., для Ю.А.Е. являлись постоянным и основным источником средств к существованию.

Таким образом, доказательств в подтверждение получения в течение последнего года жизни Л.В.Н. доходов от аренды нежилых помещений, которые были для Ю.А.Е. постоянным и основным источником средств к существованию, суду не представлено. Не представлено таковых и суду апелляционной инстанции.

Судом апелляционной инстанции было предложено истцу представить доказательства, подтверждающие факт того, что она получала от Л.В.Н. денежные средства на свое содержание, и, они являлись постоянным и основным источником средств к существованию заявителя, однако истец пояснила, что таковых, за исключением представленных суду первой инстанции, она не имеет. То есть, истцом были исчерпаны средства доказывания по делу.

Суд также положил в основу решения то обстоятельство, что ответчица М.Е.В. признала исковые требования Ю.А.Е. При этом, суд пришел к выводу о том, что такое признание не противоречит закону и не нарушаются права и законные интересы третьих лиц.

[1]

С таким выводом суда судебная коллегия не может согласиться, поскольку в данном случае затрагиваются права не только М.Е.В., но и других ответчиков, которые возражали против удовлетворения исковых требований.

При таком положении дела, у суда не имелось оснований для признания установленным факта нахождения Ю.А.Е. на иждивении Л.В.Н., и, соответственно оснований для включения истца в круг наследников последнего.

Исходя из изложенного, судебная коллегия находит, что решение суда подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении иска.

Читайте так же:  Схема границ балансовой принадлежности электрических сетей

Руководствуясь ст.ст. 328-330 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

решение Орджоникидзевского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 16 октября 2012 года, отменить, вынести по делу новое решение, которым:

Видео (кликните для воспроизведения).

в удовлетворении исковых требований Ю.А.Е., об установлении факта нахождения на иждивении Л.В.Н., умершего . года, включении Ю.А.Е. в круг наследников Л.В.Н., умершего . года — отказать.

Дело № 41-КГ12-22

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 января 2013 года

председательствующего Горохова Б. А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Баклановой [скрыто] к Государственному учреждению —

Ростовскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации об установлении факта нахождения на иждивении, назначении страховых выплат по случаю потери кормильца, взыскании недоплат

по кассационной жалобе Баклановой [скрыто] на

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 28 мая 2012 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., выслушав объяснения представителя Баклановой А.Г. -Черновой Т.И., поддержавшей доводы кассационной жалобы, возражения представителя Государственного учреждения — Ростовского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации — Сурнева В.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей постановление суда апелляционной инстанции подлежащим отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

установила:

Бакланова А.Г. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению — Ростовскому региональному отделению Фонда социального

страхования РФ об установлении факта нахождения на иждивении, назначении страховых выплат по случаю потери• кормильца, взыскании недоплат, указав, что с 30 апреля 1961 года состояла в браке с Баклановым В.Д., который длительное время работал на предприятиях угольной промышленности. Вследствие профессионального заболевания ему была установлена стойкая утрата профессиональной трудоспособности и 2 группа инвалидности. Органами социального страхования Бакланову В.Д. были назначены и выплачивались суммы возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья вследствие профессиональной деятельности. 13 сентября 2011 года Бакланов В.Д. умер. Согласно акту экспертизы причиной его смерти явилось профессиональное заболевание. Истица ссылалась на то, что получаемое супругом при жизни страховое возмещение в размере [скрыто] руб. и его пенсия —

[скрыто] руб. значительно превышали объем ее пенсии в сумме [скрыто] руб. [скрыто] коп. и являлись для неё основным и постоянным источником средств существования. Уточнив в ходе судебного разбирательства дела исковые требования, истица просила суд установить факт нахождения её на иждивении мужа Бакланова В.Д., обязать Государственное учреждение — Ростовское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации филиал № [скрыто] г. Шахты производить ей ежемесячные страховые выплаты с 1 января 2012 года пожизненно в размере [скрыто] руб. с последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством, взыскать с ответчика недоплату по страховым выплатам за период с 1 октября 2011 года по 31 декабря 2011 года в сумме [скрыто] руб. Ответчик иск не признал.

Решением Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 марта 2012 года исковые требования Баклановой А.Г. удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 28 мая 2012 года данное решение суда отменено и вынесено новое решение, которым Баклановой А.Г. в удовлетворении исковых требований к Государственному учреждению -Ростовскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации об установлении факта нахождения на иждивении, назначении страховых выплат по случаю потери кормильца, взыскании недоплаты отказано.

В кассационной жапобе Бакланова А.Г. ставит вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 28 мая 2012 года, ссылаясь на допущенные судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела существенные нарушения норм материального права.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 13 сентября 2012 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 26 ноября 2012 года кассационная жалоба Баклановой А.Г. с делом передана

для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшееся по делу апелляционное определение Ростовского областного суда от 28 мая 2012 г. подлежащим отмене.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции были допущены такого характера существенные нарушения, выразившиеся в следующем.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции указал на то, что истица не могла находиться на иждивении мужа, так как имела самостоятельный и постоянный источник дохода — пенсию в размере [скрыто] руб. [скрыто] коп.,

социальные выплаты, размер которых за период с сентября 2010 года по сентябрь 2011 года составил [скрыто] руб. [скрыто] коп. Кроме того, суд также указал на то, что истица не доказала факт расходования средств, получаемых умершим супругом Баклановым В. Д., на собственные нужды, в частности, на приобретение лекарств для её лечения.

Однако такой вывод суда апелляционной инстанции противоречит нормам действующего законодательства.

Согласно абзацу 2 пункта 2 статьи 7 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного лица в результате наступления страхового случая имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания.

В соответствии с пунктом 3 статьи 9 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.

В связи с этим подлежит установлению одновременно наличие двух признаков: постоянность источника средств к существованию и установление факта того, что такой источник является основным для существования лица.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что представленные Баклановой А.Г. доказательства с достоверностью подтверждают факт

постоянного предоставления ей умершим супругом средств к существованию, а также указывают на то, что доходы супруга являлись основным источником средств к ее существованию.

Суд апелляционной инстанции при вынесении нового решения не опроверг эти выводы, указав, что размер её ежемесячной пенсии не ниже прожиточного минимума, а также на то, что истица не доказала факт расходования средств, получаемых умершим супругом Баклановым В.Д., на собственные нужды, в частности, на приобретение лекарств для её лечения.

Однако, как указано Е! пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 года № 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» право на получение страховых выплат в связи со смертью застрахованного может быть предоставлено и в том случае, если решением суда будет установлено, что при жизни застрахованный оказывал нетрудоспособным лицам постоянную помощь, которая являлась для них постоянным и основным источником средств к существованию, несмотря на имеющийся у этих лиц собственный доход.

Кроме того, как разъясняется в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 21 июня 1985 года № 9 «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение», установление факта нахождения лица на иждивении умершего имеет значение, в том числе для возмещения вреда, если оказываемая помощь являлась для заявителя постоянным и основным источником средств к существованию. В тех случаях, когда заявитель имел заработок, получал стипендию, пенсию и т.п., необходимо выяснять, была ли помощь со стороны лица, предоставлявшего содержание, постоянным и основным источником средств к существованию заявителя.

Таким образом, названными Постановлениями Пленума Верховного Суда РФ разъясняется, что при установлении факта нахождения на иждивении необходимо учитывать не только наличие полного содержания лица умершим кормильцем, но и получение от него содержания, являвшегося для этого лица основным, но не единственным источником средств к существованию, то есть не исключается наличие у лица (члена семьи умершего кормильца) какого-либо собственного дохода.

Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 30 сентября 2010 г. № 1260-О-О, факт нахождения на иждивении либо получения существенной помощи от умершего супруга может быть установлен как во внесудебном, так и судебном порядке путём определения соотношения между объёмом помощи, оказываемой погибшим супругом, и собственными доходами иждивеца, и такая помощь может быть признана постоянным и основным источником его средств к существованию.

Таким образом, само по себе наличие у нетрудоспособного лица, каковым является Бакланова А.Г. (пенсионер по старости), получавшего материальную помощь от другого лица, иного дохода (пенсии) не исключает возможности признания его находящимся на иждивении.

Как следует из материалов дела, Бакланов В.Д. получал трудовую пенсию по старости в размере [скрыто] руб. [скрыто] коп., в том числе ЕДВ в сумме [скрыто] руб.

[скрыто] коп., компенсационную выплату за уход в сумме [скрыто] руб. Размер ежемесячной страховой выплаты, получаемой Баклановым В.Д., составлял

[скрыто] руб. [скрыто] коп. То есть общая сумма дохода Бакланова В.Д. в месяц составляла [скрыто] руб. [скрыто] коп. Общий доход семьи равнялся [скрыто] руб., из него

собственный ежемесячный доход истицы составлял лишь [скрыто] руб. [скрыто] коп.

Определив соотношение между объемом помощи, оказываемой истице умершим супругом за счет его доходов, и ее собственным доходом, суд признал такую помощь Бакланова В.Д. постоянным и основным источником средств существования Баклановой А.Г., в которой она нуждалась и которая значительно превышала получаемый истицей доход.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно установил факт нахождения Баклановой А.Г. на иждивении ее супруга Бакланова В.Д. на момент его смерти 13 сентября 2011 г. и обязал ответчика назначить истице с 1 января 2012 г. ежемесячные страховые выплаты как лицу, находившемуся на иждивении умершего, а также выплатить ей недоплату сумм возмещения вреда, образовавшуюся за период с 1 октября 2011 г. по 31 декабря 2011 г.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции также указал на то, что Бакланова А.Г. не доказала факт расходования средств, получаемых Баклановым В.Д., на свои нужды.

Между тем, в соответствии с положениями статей 34 и 35 Семейного кодекса Российской Федерации определяется понятие совместной собственности супругов, куда входят и полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). При этом владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

При таких обстоятельствах, выводы суда апелляционной инстанции о том, что Бакланова А.Г., находясь в браке с Баклановым В.Д., должна была доказать расходование совместного имущества супругов на свои нужды с согласия супруга, является неверным и противоречащим вышеприведенным нормам права.

Нарушения норм материального права, допущенные судом апелляционной инстанции, следует признать существенными, поскольку в результате этих нарушений было ущемлено конституционное право истицы на

социальное обеспечение в случае потери кормильца. Указанные нарушения повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав истицы.

С учетом изложенного апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 28 мая 2012 года нельзя признать законным и оно подлежит отмене, а состоявшееся по делу решение Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 марта 2012 года следует оставить в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

[2]

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 28 мая 2012 года отменить, решение Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 марта 2012 года оставить в силе.

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 18 января 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по административным делам, кассация
Категория Административные дела
Докладчик Корчашкина Тамара Егоровна
Электронная копия решения Скачать
Решение
Читайте так же:  Смр международная транспортная накладная образец заполнения

Источники


  1. Кони, А.Ф. Уголовный процесс: нравственные начала; М.: Современный гуманитарный университет; Издание 3-е, испр. и доп., 2011. — 150 c.

  2. Торвальд, Ю. Век криминалистики; М.: Прогресс, 2011. — 325 c.

  3. Теория государства и права. — М.: КноРус, 2012. — 400 c.
  4. Котов, Д. П. Вопросы судебной этики / Д.П. Котов. — М.: Знание, 2014. — 127 c.
Установление факта нахождения на иждивении судебная практика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here